Русская литература. 9 класс : ответы на вопросы учебного пособия «Русская литература. 9 класс»

Гавриил Романович Державин (1743-1816)

1. Личность Г.Р. Державина определяли такие качества, как прямота, неумение подстраиваться под начальство, потворствовать его прихотям, слабостям и капризам. Характер его, принципиальный и вспыльчивый, часто приводил то к отставке с должности, то к громким скандалам с вышестоящими чиновниками, а во время подавления Пугачевского восстания главнокомандующий грозил повесить Державина вместе с Пугачевым. Обличительный характер часто носили и стихи поэта, в которых выражалась его гражданская позиция, убежденность в ответственности любой власти перед людьми и Богом. Поэт судил любого человека с позиций высокой нравственности и гражданственности, грозил «сильным мира сего» Божьим судом, если они не будут соответствовать требованиям человечности и порядочности. «Ум и сердце человечье были гением моим», — подчеркнул он в стихотворении «Признание». Поэт никогда не искал почестей и наград, больше всего ценил свободу, о чем не раз говорил в своих произведениях:

Блажен, кто менее зависит от людей,

Свободен от долгов и от хлопот приказных,

Не ищет при дворе ни злата, ни честей,

И чужд сует разнообразных!

(«Евгению. Жизнь Званская»)

2.1) Образ просвещенного и мудрого правителя:

Им и время не владеет.

Ниже злато, ни сребро;

Он порядку дел радеет,

Любит общее добро;

Убегая пышных вздоров

И блестящих мелочей,

Он во сане прокуроров,

Всех вельмож, судей, царей

Чтит лишь только человека

И желает сам им быть...

(«Время»)

2) Философская тема: назначение человека, смысл его существования:

А я перед тобой — ничто.

Ничто! — Но Ты во мне сияешь

Величеством твоих доброт,

Во мне Себя изображаешь,

Как солнце в малой капле вод...

Частица целой я вселенной...

Я связь миров, повсюду сущих,

Я крайня степень вещества;

Я средоточие живущих,

Черта начальна божества;

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь — я раб, я червь — я бог!

(Ода «Бог»)

3) Сатирическая тема:

а) обличение неправедных властителей:

Ваш долг есть: охранять законы,

На лнца сильных не взирать,

Без помощи, без обороны

Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,

Несчастливым подать покров;

От сильных защищать бессильных,

Исторгнуть бедных из оков.

(«Властителям и судиям»)

б) обличение человеческих пороков:

Осел останется ослом,

Хотя осыпь его звездами;

Где должно действовать умом,

Он только хлопает ушами.

(«Вельможа»)

4) Тема назначения поэта и поэзии:

...Поэзия не сумасбродство,

Но вышний дар богов, — тогда

Сей дар богов лишь к чести

И к поученью их путей

Быть должен обращен, не к лести

И тленной похвале людей...

(«Видение Мурзы»)

...Всяк будет помнить то в народах неисчетных,

Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о Боге

И истину царям с улыбкой говорить.

(«Памятник»)

3. В начале своего творчества Г.Р. Державин следовал традициям Ломоносова, Сумарокова и Тредиаковского, оставивших образцы «высокого» классицизма, но затем избрал свой особый путь, осознав, что возможности поэтического слова гораздо шире и разнообразнее. Хотя формально Державин неукоснительно следует системе классицистических жанров, он раздвигает ее рамки, показывая иные возможности поэтического мышления. Одним из жанров, которые широко использует Державин, является ода. Так, например в оде «Фелица», посвященной Екатерине II, классицизм проявляется в обрисовке образа царицы, наделенной всякими добродетелями, в стройности построения, в типичной для русской оды десятистрочной строфе. Но вопреки правилам классицизма Державин сумел совместить торжественный стиль оды, сказочную основу и бытовые подробности повседневной жизни. Впервые в классицистической оде был создан не только отвлеченный образ просвещенной императрицы, но и индивидуальный человеческий характер. Нарушал строгие правила классицизма и язык, которым написана эта ода. Державин отверг установившуюся в литературе со времен Ломоносова теорию «трех штилей». Для оды полагался «высокий» стиль, а у Державина наряду с торжественно и величаво звучащими стихами стоят простые («дурачества сквозь пальцы видишь...») и даже встречаются строки «низкого» стиля («И сажей не марают рож»). В этой оде легкий и звучный стих приближается к шутливо-разговорной речи, которая отличается от торжественно-величавой речи од Ломоносова.

Это же сочетание, казалось бы, несовместимого: жизненных реалий (кляча, сухари, солома) и слов высокого стиля (рать, пылая, бдеть) — свойственно и стихотворению «Снигирь», написанному на смерть великого полководца А. Суворова, и многим другим произведениям. Смешивая слова разных «штилей», нарушая классицистические каноны, Державин создает «живой» поэтический образ, тот «забавный русский слог», который позволил подлинно лирическому «языку сердца» заменить строгие правила и нормы.